our forum
 
        Главная     О нас Сотрудники клиники История кафедры  
 A  A  A
 

2347-е заседание Хирургического общества Пирогова

13 января 2010 года, 1700 

ДЕМОНСТРАЦИЯ

А. Ф. Романчишен, А. В. Гостимский, 3. С. Матвеева, И. В. Карпатский

ОШИБКИ ДИАГНОСТИКИ И ТАКТИКИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С КОСТНЫМИ ПРОЯВЛЕНИЯМИ ПЕРВИЧНОГО ГИПЕРПАРАТИРЕОЗА

(СПбГПМА, кафедра госпитальной хирургии с курсами травматологии и ВПХ, Городской центр хирургии и онкологии органов эндокринной системы, Санкт-Петербург - зав. кафедрой проф. А. Ф. Романчишен)

Первичный гиперпаратиреоз - статистика

Одним из основных и наиболее тяжелых проявлений первич­ного гиперпаратиреоза (ПГПТ) является гиперпаратиреоиднаяостеодистрофия (генерализованный кистозно-фиброзный остеит), при которой в костях образуются очаги резорбции в виде кист, происходит разрастание хрящевой ткани. Такие очаги иногда клинически и рентгенологически могут напоминать злокачествен­ные опухоли костной ткани. Ситуацию в диагностике осложняют результаты биопсии - микроскопическая картина напоминает остеобластокластому. Такие изменения в сочетании с недостатком обследования больных (уровень кальция и паратгормона) могут приводить к выполнению хирургических вмешательств, которых можно было бы избежать при правильной постановке диагноза.

Представляем вашему вниманию 2 клинических наблюдения больных тяжелым ПГПТ, вызванным аденомами околощито­видных желез размером до 4 см. Обоим больным были выпол­нены резекции нижней челюсти в связи с подозрением на остео­бластокластому. В одном наблюдении за 11 лет до операции на челюсти больной была произведена резекция кисты III пястной кости. Верный диагноз был установлен лишь через 7 и 12 лет пос­ле выявления первых рентгенологических симптомов. У одного из больных прогрессировавшие в дальнейшем гиперпаратирео-идные изменения скелета были расценены как метастазы остео-бластокластомы. Обоим больным после диагностики выполнено удаление аденом околощитовидных желез. В послеоперационном периоде отмечена постепенная нормализация уровня кальция, положительная динамика со стороны костных изменений.

Цель демонстрации: показать последствия несвоевременной диагностики ПГПТ, продемонстрировать больных с неверной интерпретацией костных проявлений ПГПТ, показать положи­тельную динамику костных изменений после удаления причины их развития - аденомы околощитовидной железы.

 

 

ДЕМОНСТРАЦИЯ

г'

Б. И. Мирошников, М. Н. Бахолдина, Э. Л. Латария, А. В. Старенченко, Г. Г. Накопилпроф. Б.И. Мирошников выступает на 2347 заседании Хирургического общества Пирогова

РЕДКАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ РАКОВОЙ ОПУХОЛИ (ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНАЯ КИШКА)

(СПБ ГУЗ «Городская Покровская больница», главный врач - М. Н. Бахолдина)

Больной В.,38 лет, госпитализирован 20.04.2009 г. по скорой помощи с диагнозом «спаечная болезнь» в состоянии коллапса и выраженных электролитных нарушений (калий - 2,1 ммоль/л, натрий - 114,5 ммоль/л, хлор - 58,1 ммоль/л).

В феврале 2008 г. во время лечения в одном из хирургичес­ких отделений по поводу острого деструктивного аппендицита у пациента впервые была выявлена анемия (НЬ - 74 ед). Должного углубленного исследования в поисках причины ее развития не проводилось. В амбулаторных условиях медикаментозными средствами удалось нормализовать показатель гемоглобина кро­ви (128 ед). В течение последующих 10 месяцев чувствовал себя удовлетворительно. С января 2009 г. ухудшился аппетит, появи­лось чувство быстрого насыщения съеденной пищей. Гемоглобин крови вновь констатирован на уровне 78 ед. В амбулаторных, а затем стационарных условиях проведено углубленное обследова­ние: УЗИ брюшной полости, ЭГДС, колоноскопия, компьютерная томография. Однако характер заболевания не был установлен. Состояние больного продолжало прогрессивно ухудшаться, при­соединилась регулярная рвота съеденной пищей, стал терять в весе (за 1 месяц похудел на 20 кг), периодически стали наблюдаться обморочные состояния.

Гастродуоденография - опухоль двенадцатиперстной кишкиПри рентгенологическом исследовании в нашей клинике констатирована непроходимость двенадцатиперстной кишки на уровне ее нижней части. Эндоскопическому осмотру зона стеноза оказалась недоступной. Диагноз - «опухоль двенадцатиперстной кишки».

На операции (28.04.2009 г.) подтверждено наличие опухоли двенадцатиперстной кишки протяженностью 5 см без вовлечения в нее магистральных сосудов и поджелудочной железы. Выполнена резекция пораженного участка кишки (проксимально - на уровне нисходящей части двенадцатиперстной кишки с сохранением большого дуоденального сосочка, а дистально - на 10 см ниже связки Трейца) и лимфодиссекция книзу от головки и тела подже­лудочной железы, вокруг верхней брыжеечной, средней кишечной и устья первой тощекишечной артерий (13b,14a,14b,14c,14d). Сформирован дуоденоеюноанастомоз на изолированной по Ру тощей кишке по типу «конец в конец». Послеоперационный пе­риод гладкий.Вид удалённого препарата - аденокарцинома двенадцатиперстной кишки

Гистологическое исследование препарата: высокодиффе-ренцированная аденокарцинома двенадцатиперстной кишки с прорастанием мышечного слоя. Метастазы в 8 исследованных лимфатических узлах не обнаружены. T2N0M0.Схема завершения операции резекции двенадцатиперстной кишки

Цель демонстрации: показать редкое наблюдение, осо­бенность клинического течения заболевания, сложность, но возможность диагностики опухоли на более ранней стадии ее развития, и обсудить объем надлежащего хирургического вме­шательства.

 

 Доклад

А. М. Игнашов, А. Я. Бедров, Д. В. Семенов, А. В. Карев, А. А. Сперанская, И. А. Алимхаджиевпроф. А.М. Игнашов выступает на 2347 Хирургическом обществе Пирогова

ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ОККЛЮЗИОННЫХ ПОРАЖЕНИЙ НЕПАРНЫХ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ АРТЕРИЙ

(СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова, кафедра госпитальной хирургии № 1,

зав. кафедрой - проф. Н. А. Яицкий)

Цель исследования: показать опыт клиники по диагностике и хирургическому лечению больных с окклюзионными пораже­ниями чревного ствола и брыжеечных артерий.

В период с 1984 по 2009 гг. в клинике были обследованы и оперированы 50 больных с окклюзионными поражениями непарных висцеральных артерий. У всех больных была хрониче­ская ишемия органов пищеварения, в том числе у 12 инфаркт или предынфарктное состояние тонкой кишки. У других 6 больных были сочетанные окклюзионные поражения брюшной аорты и этих артерий без клинических симптомов ишемии органов пи­щеварения. В большинстве случаев причиной поражения был атеросклероз, реже неспецифический артериит, рестеноз чревного ствола в связи с фиброзно-склеротическими и атеросклеротичес-кими изменениями. По локализации чаще наблюдалось сочетанное поражение чревного ствола и верхней брыжеечной артерии, затем чревного ствола. Из 50 больных у 11 было выполнено шунтиро­вание от супрацелиакального сегмента аорты до чревного ствола и/или верхней брыжеечной артерии и у 25 больных от инфраре-нального сегмента аорты или общей подвздошной артерии до упомянутых выше артерий. При этом у 33 больных использован синтетический протез и у 3 аутовена. Протезирование чревного ствола было выполнено у 1, ангиопластика верхней брыжееч­ной артерии со стентированием - у 2, тромбэктомия из верхней брыжеечной артерии - у 1 и декомпрессия чревного ствола - у 5 больных. Резекция инфарцированной подвздошной кишки была произведена у 6 больных. В раннем послеоперационном периоде летальный исход наступил у 6 больных. У 4 от острого инфаркта миокарда, у 1 от деструктивного панкреатита и у 1 от полиорганной недостаточности. В настоящее время в удовлетворительном состоянии находится 24 больных. При этом у 3 срок наблюдения достигает 20 лет.

 
 
 / © SnailMire Studio, 2007-2013